Административное устройство и финансовое управление Осташкова в XVII и XVIII веках (до 1772 г.).

 ( Историко-статистическое описание города Осташкова; автор - В. И. Покровский; издано в Твери в 1880 году Типографией Губернской Земской Управы)

Осташков - ворота Знаменского монастыря

Осташков - ворота Знаменского монастыря

Воеводы и патриаршие приказные в Осташкове. – Размер их власти. – Управители в Осташкове после 1718 года. – Патриарший двор с патриаршею казной – Осташковская Синодальная контора. – Приказчики Волоколамского монастыря. – Раскладка податей и сборов. – Земские избы. – Земские бурмистры. – Учреждение Ратуши в Осташкове. – Фискалы. – Организация взимания косвенных налогов. – Таможня. – Пошлины на товар. – Пошлины на вино и пиво. – Право рыбной ловли в озере Селигер, пошлины на это право. – Сборщики таможенных пошлин. – Конская пошлина. – Пошлина с крепостных актов. – Соляной налог.

Административное устройство Осташкова до 1772 года было следующим:

Главною властью в Осташкове с 1587 до 1712 года был особый уполномоченный из царских или патриаршпх бояр. Если он был из царских бояр, то, как управитель города, назывался большею частью воеводою, если же из патриарших бояр, то назывался обыкновенно патриаршим приказным. По немногим указаниям на действия этих начальников в местных письменных документах, можно предполагать, что с правами и властью воевод они соединяли права и власть и вотчинных управителей Осташковской патриаршей слободы. По этим двойственным правам и власти, должность их, надо думать, состояла в том, что они вообще и в городе, и в приписанном к нему округе должны были блюсти жизнь и благосостояние вообще всех и каждого порознь; в частности, в отношении к крепости, они обязаны были заботиться о прочности ее и целости хранившегося в ней боевого снаряда; в отношении к Патриаршей слободе, они обязаны были заведовать вотчинным управлением этой слободы и производить в ней суд и расправу по делам незначительным, a более значительные дела представлять на решение в Патриарший Приказ; по делам крестьян Иосифовской Осташковской слободы и крестьян монастырским Осташковского округа они обязаны были приводить в исполнение предписания Царских и Патриарших приказов, касавшиеся этих крестьян. В случае спора монастырей и церквей Осташковского уезда о границах их владений с владениями соседних помещиков и вотчинников, они обязаны были производить обыски о спорных землях и представлять обыскные книги в Царские и Патриаршие приказы. В отношении к помещичьим имениям Осташковского округа воеводы обязаны были, по указам Поместного Приказа, производить разделы имений между помещиками в вводы их во владение. Но, как начальники малого города или пригорода, они по делам собственно воеводской должности состояли в зависимости от воевод города Ржева, как города большего, в уезде которого находился Осташков с своим округом. Под ведением Осташковских воевод состояли, кроме крепости: Патриарший двор, приказная изба, съезжая изба, тюрьма. Исполнителями их распоряжений по воеводской должности были Осташковские пушкари.

С 1712 года начальники Осташкова называются не воеводами, а управителями; должность их с этого времени ограничивалась только вотчинным управлением Патриаршей слободы, обязанности же собственно по воеводской должности перешли к комиссарам, о которых упоминается с 1720 года. На комиссарах лежала обязанность наблюдать за правильным и бездоимочным сбором в Государеву казну подушных податей и других налогов. Впоследствии они были исполнителями разных поручений и распоряжений Ржевского воеводы по делам Осташкова и его округа, именуемого иначе Осташковской половиной Ржевского уезда. В ведении управителей был Патриарший двор с Патриаршею Приказною избой, который с 1729 года называется Осташковской Синодальной конторой; в ведении же комиссаров была комиссарская контора, в простонародье называвшаяся сыщиковым домом.

Вотчинным управлением в Иосифовской Осташковской слободе заведовали с давнего времени приказчики из слуг Иосифова монастыря, называвшиеся иначе стряпчими городовых дел или приказными.

Раскладкою и сбором податей, как государственных, так и вотчинных, а также соблюде-нием за тишиною в слободах, особенно после прекращения в Осташкове звания воевод, заведовали в той и другой слободе земские избы, в которых заседали земские старосты и земские целовальники. С 1700 года к ним присоединены были земские бурмистры, а в 1720 и 1721 годах, присутственное место их называлось ратушею. В 1730 году (и следующих) ратуша не упоминается в Осташкове, а по-прежнему говорится и земских избах, в которых присутствуют земские выборные.

Кроме коренных начальников Осташковских слобод, имели еще влияние на управление этими слободами особые чиновники, называвшиеся фискалами. Есть известие, что эти фискалы притесняли осташей. Так фискал Ушаков (имени его не означено) приказал однажды управителю Ивану Клокачеву собрать штрафные деньги с Осташковских кузнецов, у которых по осмотру найдутся в кузницах дубовые стулья (известно, что дубы, указом царя Петра 1-го запрещено было тогда рубить, а всецело сберегать их на постройку кораблей); штрафные же деньги поделили они между собой вдвоем. Случай этот записан в до-машней книжке! крестьянина Демехова. Демехов с товарищами намеревался сделать донос на фискала начальству. Бывали притеснения и от вотчинных рассыльных. Так служитель Иосифова монастыря Василий Васильев, присланный по какому-то делу в Иосифовскую слободу, взял крестьянина Демехова в Земскую избу и, не объявив никакого указа от монастырского начальства, посадил его в колодничью под караул, заковал ему на шею цепь, а на ноги железо, ключи от цепи и железа взял себе; на другой день бил Демехова по щекам. Двое суток Демехов пробыл под арестом.

Текущий доход государства составляли пошлины: таможенные, винные, конские, крепостные; оброки с рыбных ловель, деньги, вырученные от продажи соли.

 Таможня. Таможня и сбор с нее пошлин известны в Осташкове с давнего времени. Еще в 1607 году, до Литовского разоренья, дана была в Осташков на имя верного таможенного головы Кондратия Хлопова, от царя Василия Ивановича Шуйского, таможенная уставная грамота для руководства при сборе пошлин. Этой грамотой между прочим предписано было: «как Осташковским, так и приезжим торговым людям всякие товары свои «привозить к таможенной избе, являть их таможенникам.. а не явив товаров своих и в книг не записав, промеж себя не торговать......, а таможенникам те «товары в книгу записывать и, записав, ценить прямо в правду………, а оценив товары, имать у торговых людей таможенных пошлин – с осташковцев и селижарцев – со всяких товаров с рубля по две деньги, да за мыту с рубля по деньге, a с приезжих людей всех городов – с их товаров и денег....... имать тамги с рубля по 4 деньги, да за мыту по деньге». Эта грамота в 1618 году, когда везли ее в Москву подписывать на имя царя Михаила Федоровича таможенные верные Целовальники (Васька Шарапов с товарищами), отнята была на городе (на каком – не сказано) Литовскими людьми, и взамен ее дана была в 1622 году новая такая же уставная грамота от царя Михаила Федоровича откупщику таможенной осташковской пошлины Андрюшке Тронину. Впоследствии, как можно полагать, основываясь на дошедшей до нас только в начальном отрывке уставной таможенной грамоте ,  царя Алексия Михайловича, данной в 1670 году Патриарху Иоасафу, таможенная Осташковская пошлина пожалована была царем Михаилом Федоровичем в дом Успения Пресвятой Богородицы, т. е. Патриарху. Это пожалованье, вероятно, было подтверждено уставной грамотой царя  Алексея Михайловича, данной в 1670 году Патриарху Иoacaфy. Что действительно в XVII веке осташковская таможенная пошлина собиралась в Патриаршую казну, в этом уверяет и грамота Патриарха Адриана 1696 года на имя Осташковского воеводы князя Дмитрия Ивановича Мещерского, о воспрещении домовым его, Пaтриарха, осташковским таможенным головам и целовальникам брать пошлины с торговцев, приезжающим с товарами в Нилову пустынь. После 1700 года, вероятно, вследствие указа 3 февраля о сборе таможенных пошлин на торгах по архиерейским, монастырским и помещичьим селам в государственную казну, эти пошлины в Осташкове опять собиралась в Государственную казну. При таможенной избе с давнего времени находилась важня, где взвешиваемы были товары.

Кроме сбора пошлин за товары, Осташковская таможня заведовала еще, по крайней мере с 1700 года, сбором пошлин за продажу вина и за право варения пива.

Рыбные ловли. Таможня заведовала еще (вероятно с 1704 года, когда рыбные ловли всего государства поступили в ведение Ижерской канцелярии) сбором оброка за право ловить рыбу в озере Селигер. До Литовского разоренья рыбные ловли в озере Селигер принадлежали разным владельцам: монастырям, помещикам и крестьянам. После Литовского разоренья часть этих рыбных ловель пожалована была в 1622 году царем Михаилом Федоровичем в дом Успения Пресвятая Богородицы, т. е. Московским Патриархам. После этого пользование рыбными ловлями в Патриаршей части озера предоставлено было из оброка крестьянам Патриаршей слободы. В пожар, бывшем в Осташкове в 1653 году, жалованная грамота на озеро Селигер сгорела. Владельцы прибрежных земель Патриаршей части озера завели спор с осташковскими Патриаршими крестьянами о правах рыбной ловли в этой части озера. По поводу спора этого в 1671 году вновь дана была жалованная грамота на озеро Селигер царем Алексеем Михайловичем Патриарху Иосафу, по которой озеро до 1701 года находилось в Патриаршем владении. С 1704 года все рыбные ловли озера Селигер поступили во власть Ижерской канцелярии. С 1720 по 1734 год они были в распоряжении и отчете Ниловой Пустыни и Знаменского Осташковского монастыря. Нилова пустынь и Знаменский монастырь пользовались рыбными ловлями в означенный период взамен денежной и хлебной руги, выдававшейся им от казны. Затем рыбные ловли переходили к крестьянам из платежа оброка (по 300 – 307 рублей в год); 1782 году, при производившемся в этом году генеральном межевании, Патриаршая часть озера Селигера отмежевана была к городу Осташкову.

Сбором таможенных, кабацких и других пошлин заведовали Таможенные головы, называвшиеся с 1700 года бурмистрами, таможенные ларечные и целовальники: Иногда сбор пошлин отдавался на откуп. Сборщики должны были, в случае недобора в казну пошлин против положенного оклада, отвечать своим имуществом. Откупщик кружечного двора Аврам Фомин Макаров не доплатил за откуп осташковских кабаков на 1732 год 380 руб. 9 коп.  Имение его было конфисковано. Сборщики наблюдали, чтобы хлебные торговцы не употребляли, при продаже хлеба, фальшивой меры, чтобы никто не провозил неявленных товаров и питий, чтобы никто не варил пива, не объявив о том таможне и не заплатив явочных денег, чтобы никто не ловил рыбы в озере, не обязавшись заплатить оброк. Они также имели право разбирать жалобы торговцев и давать им суд.

По приходной книге Патриаршего дворцового приказа 1704 года, годовой оклад пошлин со всех товаров показан в 586 руб. 9 алтын 1 ½ деньги, с отдаточных вод и с рыбных ловцов озера Селигера – в 570 руб. 20 алтын 2 деньги .

Конские пошлины. Конские пошлины первоначально собирались в Осташкове наездом.

В 1722 году упоминается в Осташкове конская изба, которою заведовал сборщик конских пошлин из Ржевских горожан; вел книги и счеты особый подьячий конской избы. сборщики конских пошлин клали клейма на лошадей и брали с владетелей их пошлину. Сбор пошлин отдавался иногда и на откуп. Сборщики пошлин давали суд и расправу на жалобы в порче лошадей, в потере и утайке сбруи. Сбор этих пошлин уничтожен в 1777 году.

Крепостная изба. Для записки купчих крепостей, контрактов духовных завещаний и для сбора с этих актов пошлин существовала с 1706 года Осташковская крепостная изба. Приходо-расходные книги велись в ней за шнуром и печатью Ржевской Воеводской канцелярии. Составлением крепостных актов и сбором пошлин заведовал надсмотрщик крепостных дел из крестьян Патриаршей слободы, отдавая каждогодно отчет Ржевской Воеводской канцелярии. По силе указа 7208 года, в Осташковской крепостной контор составлялись акты не свыше ста рублей.

Соляная изба. Соляной избой в Осташкове заведовали соляные бургомистры, выбираемые из крестьян. Склад соли (а также вина) по показанию престарелого дьячка Воскресенской; церкви Евфима Григорьева, устроен был в каменных погребах близ церквей Соборной и Воскресенской.

Ваш отзыв

Обсуждение закрыто.