Исторический очерк Осташкова до 1772 года

( Историко-статистическое описание города Осташкова; автор - В. И. Покровский; издано в Твери в 1880 году Типографией Губернской Земской Управы)
 
Осташков - вид с Житенного монастыря

Осташков - вид с Житенного монастыря

Древнейшие известия об острове и городе Кличен. – Предание об основании Осташкова. – Евстафиева и Тимофеева слободы. – Тимофеева слобода подарена Волоцким князем Иосифову Волоколамскому монастырю (1500 ... – Евстафиева слобода подпадает под власть Московской митрополии. – Основание крепости в Осташковских слободах в 1587 году. – Бедствия Осташкова в Смутное время и Литовское разоренье. – Положение Осташкова в Русском государстве после времени самозванцев. — Москвичи спасаются в Осташкове от моровой язвы. – Пожар в 1676 году. – Построение новой крепости. – Пожарь 1711 года. – Внешний вид города Осташкова в начале XVIII века. – Расположение улиц. – Убранство домов и их расположение. – Черты домашнего быта жителей.

 

По свидетельству летописей, уже в XII веке прибрежье озера Селигера представляло населенную местность; но нет летописных указаний на то, где главным образом сосредоточивалась общественная жизнь этой местности. В XIV веке упоминается городок Кличен находившийся на острове Кличне, близ нынешнего Осташкова .  Как главное селение местности Кличен имел характер центрального пункта: группировал около себя промышленное население и имел право управления над окружающими его селениями. Со времени разорения в 1393 году , Кличен утратил значение городка, а удерживал только название волости, состоявшей во власти государей Московских или иногда удельных князей – их ближайших родственников, а в 1567 году числившейся в опричнине царя Ивана IV Васильевича. На остров Кличне до литовского разоренья, т. е. до начала XVII века была церковь Григория Победоносца, а для заведывания Кличенской волостью жил тиун или волостель от князя владетеля.  В конце XVI века селение Кличен было средоточием довольно оживленной местности, в которой замечательны следующая селения: Кравотынь село, погост Назарово (где ныне деревни Заселье и Уницы), погост Мокеево (ныне деревня Сорога), женский монастырь Рогожский (ныне село Рогожа), село Котицы и многие другие. После литовского разоренья остров Кличен запустел, как и многие другие местности, и городок его вновь не застраивался.

Первоначальное ядро, из которого впоследствии образовался нынешний центр Осташковского уезда – город Осташков, было небольшое селение Осташково, давно уже существовавшее на мысу озера Селигера, в версте от острова Клична.  Первоначальное основание этого селения предание приписывает Кличенскому рыбаку Евстафию или, по простонародному, Осташке по разорении Клична новгородцами переселившемуся со свом семейством на близ лежащий к Кличну мыс озера.  Благополучие Евстафия на новом месте привлекло в соседство к нему другого жителя, который завел на том же мысу другое селение. Имя этого другого поселенца было Тимофей, а селение, им построенное, названо было Тимофеевой слободкой.

Первоначально эти два селения были очень небольшие и назывались; по имени старшего из них, «деревнями Осташевскими».  Расположены они были на северной стороне полуострова, а южная была покрыта лесом и болотом. Во второй половине XV века Осташевские деревни сделались многолюдны, приобрели некоторые льготы и стали называться слободами.  В 1500 году слобода Тимофеевская пожалована была Волоцким князем Федором Борисовичем Иосифову Волоколамскому монастырю, от чего стала называться Иосифовской. Немного раньше того, в управление церковью митрополита Геронтия, Евстафиева слобода стала принадлежать дому Успения Богородицы, т. е. Московскому митрополиту, и стала называться митрополичьею, а впоследствии – патриаршей.

Близость к  Литовской границе (которая начиналась в Бельском уезде Смоленской губернии), вынудила жителей Осташковских слобод возвести в 1587 году для своей защиты укрепление. Но это укрепление не спасло слобод впоследствии от ужасов Литовского погрома. В 1608 году, по примеру своего воеводы Митрофана Ивкова, Осташков целовал крест Тушинскому вору; но в 1609 г. сдался присланному Скопиным русско-шведскому отряду и принес В.И. Шуйскому повинную. В 1609 году Осташков занят был поляками, но начальник французов, приведенных шведом Эдуардом Горном, Пьер де ла Виль выгнал поляков . Поляки пытались было и в 1610 году овладеть Осташковом, но встретили со стороны жителей и гарнизона сильный отпор и отступили . Когда в 1624 и 1625 годах составлялись писцовые книги, то оказалось, что в Осташковской слободе от разоренья литовских людей запустело 15 дворов церковных и 238 крестьянских.

По прекращении смутного времени Осташков принимает значительное участие в государственной жизни Руси и известен уже в официальных бумагах как город. В 1613 году под актом избрания Михаила Федоровича в цари подписался осташковец Михайло Сивков и назван был выборным посадским человеком из Осташкова. В 1615 году Осташков, как пограничный с Новгородскою областью, находившейся до 1617 года во власти шведов, был назначен местом для ведения предварительных переговорить со шведами о мире. Эти переговоры и велись в 7 верстах от Осташкова в деревне Песках. При заключении мира с Польшей в 1634 году, в Поляновской докончательной грамоте Осташков с именем города внесен в число других пограничных с Польшей и Литвой городов. В 1651-1653 гг., по случаю предполагавшейся войны с Польшей за Малороссию, в Осташкове, как пограничном с Польшей городе, построена была, во повелению царя Алексея Михайловича, деревянная крепость.

В 1655 году, по случаю бывшего в Москве и других городах морового поветрия, в Осташкове гостило осенью много московских семейств – духовных и купцов. Во все это время, но воскресным дням, вокруг крепости были крестные ходы, в которых участвовали Московского Архангельского собора протопоп Никифор, попы Московские и уездные.

В 1676 году 22 сентября, ночью, в Осташкове произошел сильный пожар, сгорело много дворов, церкви и «город», т. е. деревянная крепость. Указом Великого Государя из пушкарного приказа, от 25 октября 1678 года, на имя патриаршего приказного Корнилы Сурмина повелено было строить крепость, как и прежде строили, т. е. «обеих осташковских слобод жильцами и Ржевского и Новгородского уездов как помещичьих, так и монастырских вотчин крестьянами, на 70 верст от Осташкова жившими».  Назначение крепости было служить окрестным жителям местом укрытия и защиты, в случае нападения неприятелей на Осташковский округ. Строение крепости продолжалось три года и распределялось по четям или вытям; на каждую четь иди четверть живущего населения полагалась известная часть постройки и доставка строительных материалов. Обыкновенно принимал лес и давал отпись в приеме определенный из бояр «горододелец». Отстраивать на известную выть, за определенную плату, стену подряжались пушкари и стрельцы того города, в котором строилась крепость, а строить башню крепкую подряжался «воротник». Крепость была устроена на небольшом природном возвышении, которое занимает северо-восточную оконечность мыса, занимаемого Осташковом и имеет вид треугольника. Возвышение это и теперь заметно. Стена шла по окраинам возвышения на протяжении 280 сажень. Возле стены был глубокий ров. По стене в разных местах были башни, из коих некоторые были проезжие. Внутри крепости находились: палатка с боевым снарядом, воеводский двор, приказная изба, пушкарские дворы и осадные дворы разных вотчин как духовного, так и гражданского ведомств находившихся в окрестностях Осташкова. В погребах хранились , кроме зелейной и свинцовой казны, еще пищали, ядра железные и каменные. Две главные тогдашние Осташковские церкви, во имя Георгия Победоносца и Рождества Христова, находились внутри крепости.

В 1711 году пожар истребил крепостные здания Осташкова, кроме обеих церквей и палатки. После этого крепость уже не возобновлялась; боевые снаряды перевезены были в Тверь и Ржев. Осташков стал называться уже не городом, а слободой.

За крепостью до 1711 года расположен был очень тесно построенный посад. Он состоял из двух нераздельно построенных слобод - патриаршей и иосифовской. Вслободах этих находилась церковь Рождества Христова, патриарший судебный двор, приказная съезжая изба, тюрьма, конская изба, земские избы той и другой слободы, крепостная контора, деревянный гостиный двор с торговыми лавками, таможня, важня, соляная изба, кружечный двор и подворья четырех монастырей: Селижарова, Божьего Дела, Пафнутьева и Нилова.

После уничтожения крепости, посад стал расширяться по местности, которую занимала крепость. К слободам, при составлении писцовых книг, отведено было для выгона скота, за дворами и огородами, небольшое количество общей выгонной земли. В слободах улицы и переулки были тесные и кривые; дома были деревянные, но в половине XVIII века стали появляться и каменные. Зажиточные горожане строили себе деревянные дома с украшениями. Они любили снаружи окаймлять кровлю вырезными, окрашенными опушками, на шелом ставили гребешок с сквозным вырезом, кровлю тесовую строили на стропилах, в сенях устраивали столбы, с лица писанные. В горнице потолки были брусовые подтесанные, грядки – выписанные с выточенными на них балясами, окна – не одни волоковые, но и красные, лавочки – с опушками, полочки с подзоринами. Передний угол украшался иконным киотом, картинами, писанными на полотне и печатанными на бумаге, преимущественно священного характера. Дома разделялись на заднюю и переднюю горницы, в которых были чуланы. Под горницами устраивались подклеты, и в них лавки для торговли. В видах предосторожности от огня, кухню выстраивали отдельного на дворе или на огороде. Летом в деревянных домах печей или вовсе не топили, или, если не было отдельной кухни, топили раз или два в неделю.

Одевались жители просто. Мужчины носили кафтаны и камзолы из крестьянского сукна, овчинные нагольные тулупы (немногие – с калмыцкими воротниками). Женщины носили крашенинные и китайчатые сарафаны, ферязи и душегрейки с нашивками по бортам и полам; .на голову надевали кокошники, шитые золотом, бисером, редко жемчугом, с бисерными или жемчужными рясками, фаты шелковые или бумажные с шелковой вышивкой, зимой овчинные шубы, крытые крашениной или китайкой.

В пище не было нынешнего разнообразия и утонченности. В праздники, сверх разных простых блюд и латок, подавались ржаные и пшеничные пироги (курники, капустники и особенно рыбники), брага и водка. Праздничные столы длились иногда по несколько часов; в это время к еде и питью присоединялись разные разговоры и пение, но пелись обыкновенно духовные канты, или какие-нибудь знакомые стихи из церковного богослужения.

Ваш отзыв

Обсуждение закрыто.