Осташков – город

 ( Историко-статистическое описание города Осташкова; автор - В. И. Покровский; издано в Твери в 1880 году Типографией Губернской Земской Управы) 

Осташков на старинной фотографии

Осташков

Учреждение Ратуши в Осташкове – Столкновение интересов купеческих и крестьянских. – Решение Сената. – Состояние промышленности и торговли в Осташкове в половине XVIII века. – Расширение Осташкова к югу. – Усиление промышленно-торгового значения Осташкова. – Заботы Новгородского генерал-губернатора Сиверса о введении в Осташкове городских учреждений – Высочайшее повеление 28 Мая 1770 года. – Утверждение герба города Осташкова 2 Апреля 1772 года. – Указ об устройстве города. – Открытие города 24 июля 1772 года. – Избрание должностных лиц. – Введение в 1775 году учреждения о губерниях. – Новые присутственные места – Городовое положение 1786 года. – Грамота на права и выгоды городам Российской Империи. - Город обстраивается но новому плану. – Сравнение нового города со старым. – Затруднения при постройке города. – Крутые мероприятия местных властей. – Распоряжения Тутолмина, правителя Тверского наместничества. – Число новых, по новому плану воздвигнутых, построек в 1783 году

В 1720 году  в Осташкове существовала Ратуша. Это коллегиальное учреждение состояло из бургомистра земских дел с товарищами и выдавало дела уголовные и хозяйственные. С 1730 года о Ратуше в Осташкове нигде не упоминается; ее и не было в течении следующих 23 лет. Но развитее промышленности и торговли, усложнив условия городской жизни, вновь потребовало такого административного учреждения, которое состояло бы из выборных, излюбленных городом личностей.

Вследствие Высочайшего указа 1753 года, дозволявшего повсеместно крестьянам вотчин духовного ведомства записываться в купечество, из Осташковских слобод в том же году записалось в купцы 386 душ (мужских ревизских) крестьян Синодальной конторы и 371 душа крестьян Иосифовской слободы, а всего 757 душ. Все же население Осташкова в это время состояло из 2249 душ мужского пола. Осташковское купечество обратилось к правительству с просьбой об учреждении в Осташкове Ратуши. Прошение было исполнено в 1754 году. Когда, с учреждением в Осташкове Ратуши, выделилось особое купеческое сословие со своим выборным судом и управлением, когда это купечество получило особые права по торговле и промыслам, то купцы Осташковские, желая охранить свои связанные с особыми налогами, не дозволяли крестьянам торговать. Крестьяне, в свою очередь, не дозволяли купцам владеть землей и ловить рыбу в озере Селигер. По жалобам одних на других, Сенат, по сношении с Синодом, в 1756 году определил: купцам владеть той только землею, на которой выстроены их дома, а рыбную ловлю производить и оброчные деньги платить в казну с крестьянами вообще. Переписка, возникшая по поводу несогласий между купцами и крестьянами в начале второй половины XVIII века, дает несколько интересных сведений о тогдашней Осташковской торговле и промышленности. В половине XVIII века в Осташкове производилась торговля рыбой – покупной и своего улова, покупными хлебными, мясными и другими припасами и конскими кормами; большую важность имела торговля с Петербургом товарами Осташковского промыслового производства. Из промыслов же замечательны: шитье рыбацких и простых сапогов, котов и рукавиц и, связанное с ним, кожевенное производство. Покупали от уездных крестьян скотские кожи и выделывали их «дубленым и сыромятным изделием»; выделанные кожи упо-треблялись  на изготовление рыболовных припасов и на уездную деревенскую и других своей братьи крестьян разную потребу и к продаже «в мелочной разрез». Кожевенное дело крестьяне производили в своих жилых избах, а не в особливых, как у купечества уже тогда водилось, выстроенных больших заводах, и продавали готовые кожи в мелочной разрез, по небольшому числу, а в отпуск к портам не посылали. Некоторые из осташей шили русское платье, плотничали, делали избы, амбары, клети, рыбацкие лодки, деревянную посуду, иные из пеньки выделывали сети, мережи, веревки. Кузнецы делали сохи, серпы, косы, топоры, гвозди, скобы и прочее тому подобное на домовое употребление. Медники делали кресты, перстни, цепочки, пуговки медные и оловянные. Синильщики окрашивали холст в крашенину. Оконничники делали окна простые. Были из крестьян Осташковских слобод каменщики; иконописцы, столяры, которые работали почти постоянно в отъезде в разных местах Ржевского и соседних уездов. Были, кроме того в Осташкове еще: часовых дел мастерство, живописное мастерство, столярная резная работа, чеканная; серебряная работа и золочение. В монастырях и церквах Осташкова и его уезда есть много произведений тогдашних специалистов в этих мастерствах. Некоторые из этих мастеров призываемы были в XVII веке даже в Москву ко двору. Таков был, напр., иконописец Макарий, наследовавший вместе с двумя братьями искусство это от отца. В 1672 году Макарий с тремя товарищами писал в течении четырех месяцев в посольском приказе для царя Алексея Михайловича в книге: «Описание Великих Князей и Великих Государей царей Российских, откуда их Государской род произыде» персоны и гербы Великих Государей Царей Московских, и Московских Патриархов, и Римского Папы и окрестных государей .... всего 150 персон, и получил, при готовом содержании, за труды 10 рублей.

По духовным штатам 1764 года крестьяне Осташковских слобод поступили в ведение Коллегии экономии и с этого времени стали называться экономическими.

Со времени открытия ратуши, город Осташков увеличился. Береговая улица, называемая Струговищем (на ней делались струги или лодки) застроилась домами от вала до Знаменского монастыря . Рядом с ней выстроились еще четыре улицы, а в 1760-1762 гг. воздвигнут был на торговой площади каменный храм Преображения . В 1766 г. жителей в Осташкове, кроме слободы Трестянки , было 3445 муж. пола, в 1771 г. – 2600 душ.

Торговое и промышленное значение прибрежья Селигера, во вторую и третью четверть XVIII столетия вследствие усилившихся сношений с Петербургом и с Остзейским краем сильно возросло и казалось уже настолько значительным, что в правительственных сферах предположено было соединить озеро Селигер посредством. Полы-реки с озером Ильменем.  Новгородский губернатор Сиверс, обозревая в 1767 году свою губернию, (к которой в то время принадлежал и Осташков), нарочно проехал озером Селигером чтобы лично видеть область предполагаемого соединения. Осташков пленил Сиверса своим красивым местоположением и промышленным духом жителей. Но находя, что предполагаемое водное соединение потребует больших денег на устройство шлюзов, Сиверс счел возможным и удобным только сделать Осташков городом. Сиверс, в письме к императрице высказав впечатление, произведенное на него Осташковом, прибавил: один почерк Высочайшего пера сделает из него вскоре значительный город. В 1770 году 28 мая состоялось Высочайшее повеление: «учредить в Новгородской губернии город из слободы Осташков-ской».

В 1772 году 2 апреля утвержден герб города Осташкова с таким изображением: «щит, разрезанный на двое горизонтальною чертою, золото с голубым; в золотом поле виден рождающийся до половины императорский двуглавый орел с червлеными языками, увенчанный тремя золотыми коронами, означающей милость и покровительство Ея Величества; в голубом поле, показующем воду, три рыбы серебряные, плывущие слева направо, от запада к востоку, изъясняющие промысел – обилие рыб».

Указом 2 Апреля 1772 года об устройстве вновь учрежденного города повелело, по примеру прочих городов: 1) учредить в нем канцелярию, определя воеводу, товарища и приказных служителей из находящихся в герольдии не у дел; 2) для заведывания геродовыми делами учредить магистрат, определя на первый раз в члены магистратские, ради порядочного учреждения, какого-нибудь иногороднего купца и повытчика хорошего, для заведения порядка; 3) для воеводской канцелярии и магистрата построить от казны каменный дом, а сколько на это будет издержано, возвратить с купечества через 10 лет; 4) дать магистрату копию с конфирмованного плана и вменить ему в обязанность стараться обще с воеводою производить городское строение исподволь и потому: 5) жителей, которые имеют каменные свои дома, в настоящее время к перестройке по новым линиям не принуждать, оставить эти дома до того времени, пока сами собой обветшают, повалятся или другим каким-либо случаем уничтожатся, а в настоящее время строиться на порозжих местах, и порозжими местами удовольствовать наперед горожан, а потом, если порозжие места оставаться будут и граждане в год не разберут, раздавать их дворянам, и как тем, так и другим без всякого платежа, но с тем, чтобы отбирать у того, кто, взяв место не выстроит на улицу дома со службами, каменного в 5 лет, а деревянного в 3 года место не только с заготовленным на нем материалом, но и с начатым строением, это строение и заготовленные для постройки материалы продавать другим от казны, а деньги отдавать прежним хозяевам; 7) город, согласно данным планам, если нет ему межи, ограничить рвами и границ далее, без особого повеления, не расширять; 8) ряды до времени оставить прежние, а строить новые по новому плану не принуждать; а если сами пожелают строить новые ряды, того не запрещать; 9) малые перемены в планах, по надобности местоположения, предоставить губернатору, по его лучшему усмотрению и выгоде обывателей.

Для открытия города приезжал в Осташков губернатор Сиверс. Прибыв 23 июля 1772 года на место и рассмотрев Высочайше утвержденный план города, Сиверс в тот же день назначил городовую межу и кварталы. На другой день, по окончании литургии в осташковском соборе, был совершен крестный ход вокруг новооткрываемого города, с северной, восточной и западной стороны водой, а с южной – по новопроведенной городовой меже.

25 июля жители записывались, по своему желанно, что в купцы, кто в мещане и приведе-ны к присяге. 26 июля произведен был баллотированием выбор головы и судей. 27 июля открыты присутственные и места: воеводская канцелярия и магистрат и помещены на первый раз в деревянном сыщиковом доме, построенном еще до конфирмованного плана иждивением жителей.

27 июля, вечером, Сиверс уехал обратно в Новгород. Впечатление, произведенное на него Осташковом, и в этот раз было самое приятное.

«Я должен сознаться, писал Сиверс императрице, что во всех моих путешествиях не видал я более прекрасного места. Если бы удалось посредством реки Полы соединить Селигер с Ильменем, то Осташков по своему положению сделался бы второю Венециею».

По обнародовании учреждения о губерниях 1775 года, город Осташков был приписан к Тверскому наместничеству, и новые присутственные места, как то: суды уездный, земский, сиротский и городническое правление открыты в нем 20 февраля 1776 года посланным для того из Твери от Сиверса Председателем Тверской Гражданской Палаты Н.А. Муравьевым.

В апреле 1785 года .обнародовано было новое городовое положение. Положение это принадлежит к такому недалекому от нас прошлому, что едва ли уместно излагать его содержание в этой книге; но для характеристики духа того замечательного времени, когда был издан только что упомянутый и другие учредительные законы, считаем, не лишним привести несколько отрывков из приложенной к положению «Грамоты на права и выгоды городам Российской империи».

«С самого первого основания общежительства, познали все народы пользы и выгоды, от устроения городов проистекающая, не только для граждан тех городов, но и для окрестных обитателей. Начиная от древности, мраком покрытой, встречаем мы повсюду память градоздателей, возносимую наравне с памятью законодателей. ....... Всероссийские самодержцы самых древних лет, с расширением пределов владычества их и с умножением народным, умножали и число городов, для в них безопасное пристанище торгу и рукоделиям. Обширность государства, обилие произрастаний, не токмо на поверхности земли, но и в недрах ее сокровенных, удобства сообщения сухопутного и водоходного, рачение и предприимчивость славянороссийского народа, не могли не иметь добрых успехов. Полезным таковым управлениям предков наших мы тщилися подражать по мере размножения народа и возвращения богатства его, как то свидетельствуют города в 23-летнее царствование наше, числом 216, воздвигнутые повсюду, где того требовали или местные выгоды, или стечение окрестных жителей. Не оставили мы, как их, так и те, кои предками нашими сооружены были, снабдить надлежащим управлением, освободив рукоделия, промыслы и торговлю от принуждений и притеснений и преподать им различные полезные способы и одобрения . С помощию Божиею видим в толь краткое время добрые плоды намерений и трудов Наших да и несомненно уповаем, что верноподданные Наши, граждане городов Наших похвальные радением, доброю верою в торговле, промыслах и ремеслах, и поведением, соответствующим благому Нашему о них попечению, будут способствовать возвышению мест, ими насоленных, в цветущем состоянии и тем вящее заслужат Нашу Императорскую к себе милость и благоволение, в залог коих восхотели Мы, данные от Нас городам, их обществам и членам сих обществ выгоды и преимущества подтвердить Нашею жалованной грамотою».

За этой грамотой следует Положениe, закон имевший силу и действие 87 лет, до нового городового положения, изданного уже в нынешнее царствование.

Вскоре по обнародовании Положения 1785 года, в Осташкове в 1786 году открыта шестигласная Дума.

В то время, как вводились в Осташкове новые административные и выборные учреждения, город исподволь обстраивался по конфирмованному плану. Постановления Правительства по наблюдению за постройками приводились в исполнение городскими властями, при содействии и руководстве начальников губернии. Дело не обошлось без затруднений. Главная трудность заключалась в привычке жителей к своим старым, родным местам. Администрации хотелось как можно скорее видеть Осташков выстроенным по плану, обывателям же трудно было подняться со своих насиженных мест; у многих и материальных средств для этого не было.  Но у кого были средства, те переселялись и вновь обстраивались, так как прежний город был расположен весьма неудобно. При самом беглом взгляде  на план Осташкова, составленный в 1766 году, видим, что старый город был выстроен весьма тесно, имел очень узкие и кривые улицы. Все население в 5000 душ обоего пола жило на 50 десятинах, тогда как при распределении мест по новому плану не достало отведенных первоначально 237 десятин и понадобилась новая отрезка 70 десятин из выгонной замли, как увидим ниже.

И так как в старом городе  на каждой десятине жило, средним счетом, по 100 человек (мужчин и женщин), в новом же – на каждой десятине должно было разместиться только по 17 человек.

В описываемое время население Осташкова занимало меньшую часть нынешнего города, северо-восточную часть полуострова, вокруг церквей Соборной и Воскресенской . Нынешняя южная и юго-западная части были безлюдны. С юга и с запада к строениям примыкали обширные огороды, затем – выгоны, пашня и далее шел лес, росший по довольно сырому грунту. Для осушения этой местности требовались: время, труд и материальные средства. Вот почему заселение западной и южной частей полуострова шло так медленно. Но местные власти в первое время, по-видимому, не обращали внимания на встречавшиеся трудности при новом расселении Осташкова. Еще жители города не были удовольствованы местами, а дворы и заборы домов, стоявших вне новоназначенной черты улиц и кварталов, были уже, но распоряжению воеводы, в 1771 году разрыты и починки этих домов воспрещены; стоявшие вне новой черты старые дома с ветхими кровлями, брошенные без починки, во время дождя не были защищены от дождевой воды, что возбуждало немалый ропот и жалобы в среде домовладельцев. Чтобы помочь делу устройства города, правитель Тверского наместничества Тутолмин в 1779 году предложил осташковскому магистрату книгу для записи в ней надела жителей города местами под строение по конфирмованному плану и при ней инструкцию – как поступать при этом наделе.  В инструкции было сказано: 1) если у кого из владельцев должен заплатить прежнему по 75 к. за каждую сажень , 2) в случае, если несколько лиц явят желание пробрести известное место земли, тогда должно давать жребий; 3) за отвод места брать плату в пользу города по 3 копейки с квадратной сажени.

Эта распоряжения показались обывателям стеснительными: кузнецам не хотелось удаляться в отведенные им кварталы, кожевенные заводчики, не получив надела для постройки заводов, жаловались на недостаток отведенных для заводов мест; не было еще отведено мест для солодовых заводов, для мясных и рыбных лавок и для гостиного двора. Даже не все обыватели получили места для строения домов, потому что земли, первоначально отданной под строение и под усадьбы, в количестве 236 десятин 678 сажен, оказывалось недостаточно. В 1781 году тот же Тутолмин издал новое распоряжение, а именно: 1) вновь отвел под строение и под усадьбы 70 с лишком десятин выгонной земли; 2) под строение кузниц назначил, кроме прежних, места в 9 и 10 кварталах: 3) для строения кожевенных заводов, вдобавок к прежде отведенным, назначил береговые обрубные места и к этому еще в 1782 г. дал дозволение строить заводы, кто пожелает, на островах Воронве и Фомине; 4) под строение мясных н рыбных рядов назначил береговые места против 1 и 2 кварталов; 5) под каменные торговые лавки отвел места на средней торговой площади, называвшейся прежде карповым болотом; 6) для солодовых заводов назначил в разных местах обрубные береговые земли; 7) строение производить предписал по выдаваемым от Губернского Правления рисункам. Сверх того, на главной торговой и соборной площадях предписывалось строить непременно каменные дома, а в задних кварталах дозволялось строить и деревянные. Площадей в городе назначено было три: Синицына, Тюлева и Торговая.

В 1783 году в Осташкове насчитывалось еще домов старой постройки: 718 деревянных и 10 каменных. Новых, по новому плану построенных, каменных домов было только 3, деревянных 159. Кроме того, 3 каменных и 110 деревянных начаты были постройкою. Большая часть деревянных домов старинной постройки были истреблены впоследствии двумя пожарами в 1792 и 1799 годах.

Ваш отзыв

Обсуждение закрыто.