Осташков в начале XIX столетия.

( Историко-статистическое описание города Осташкова; автор - В. И. Покровский; издано в Твери в 1880 году Типографией Губернской Земской Управы)

 Развитие промышленности в торговли в начале XIX века. – Неблагоприятное влияние на Осташковскую промышленность войн начала XIX века. –  Быстрое развитие Осташковской промышленности и торговли по окончании Отечественной войны 1812 г. – Замысел и почин К.А. Савина в кредитном учреждении. – Пожертвования К.А. Савина и Осташковского городского общества на учреждение второго по времени городского общественного банка. – Открытие банка в Осташкове в 1819 году. – Посещение Осташкова императором Александром I. – Бедствие, постигшее Осташковский уезд в 1821 году. – Благотворительность, выказанная в этом случае гражданами Осташкова. – Воспоминания о холере 1830 г. – Холерный комитет и принятые им меры к ослаблению эпидемии. – Закрытие карантинов. – Учреждение нового комитета. – Недовольство граждан учреждением комитета. – Волнения в городе вследствие распространившихся слухов об отраве. – Действия комитета в губернской администрации по поводу волнений в Осташкове. – Неприятности, испытанные городом и его представителем. – Конец холере. 

Осташков, гавань - 19 век

Осташков, гавань - 19 век

Развитие юфтевой, кожевенной и сапожной промышленности в Осташкове в начале XIX века продолжалось, и с таким успехом, что произведения Осташковских юфтевых и кожевенных заводов фирмы Савиных находили себе сбыт не только в Петербурге, но и за границей: в Австрии, Северной Германии и Англии. Все прочие отрасли промышленности также развивались быстро. Но в начале же ХIХ века были годы и застоя в Осташковской промышленности и торговле: то было во времена борьбы России с Наполеоном. В эпоху этой борьбы и Осташкову привелось принести свою долю жертв для общерусского дела.

По окончании Отечественной воины, общественная жизнь пошла своим обычным порядком. Промышленность и торговля, после долгого застоя, получили снова сильное развитие.  Развитию промыслов и торговли Осташкова во второй четверти XIX века немало содействовал банк, основанный в Осташкове в 1819 г.

В то время в России существовал только один городской общественный банк, именно Анфилатовский в городе Слободском Вятской губернии, основанный в 1810 году. Признавая полезность такого кредитного учреждения и для Осташкова, Осташковский гражданин К.А. Савин возымел намерение устроить городской общественный банк, на правилах Анфилатовского, в Осташкове и в 1817 году изъявил желание пожертвовать для этой цели 25000 рублей ассигнациями. Городское общество с благодарностью приняло это пожертвование и присоединило к нему еще 3363 рубля, пожертвованные в 1809 году на постройку дома благотворительных заведений и хранившиеся в Думе. Таким образом составился капитал в 28363 рубля ассигнациями, который и послужил основанием банку. Открытие Банка последовало 20 апреля 1819 года. Первым Директором Банка избран был учредитель его, К.А. Савин, который впрочем тогда же, по слабости здоровья, передал эту должность своему старшему сыну.

Приезд Александра I в Осташков

Приезд Александра I в Осташков

В числе памятных для Осташкова событий первой четверти нынешнего столетия нужно отметить посещение этого города Императором Александром 1-м в июле 1820 года. Государь прибыл в Осташков 11 июля, в 2 часа утра. При великолепной иллюминации, с криком «ура» бесчисленная толпа народа провожала его до квартиры, назначенной в доме К.А. Савина. В 9 часов утра того же дня, Государь, приняв представления от дворянства, чиновников и граждан, отправился в Нилову пустынь и, осмотрев после литургии церковную и монастырскую утварь, возвратился в Осташков. Во время обратного пути из пустыни собралась над городом громадная туча. Государь успел до дождя доехать в дом Савина и вскоре  вышел к обеденному столу. Во время обеда туча разразилась над городом сильным ударом. Государь, перекрестясь, сказал: «это уж верно не без несчастья где-либо!» Вбегает городний и объявляет, что через два дома отсюда, в том доме, где назначалась раньше квартира для Императора, оглушило громом госпожу Болтину, приехавшую из своего имения для встречи Государя. Бывший в свите Государя лейб-хирург Д.К. Тарасов медицинскими пособиями привел Болтину в чувство и через полусутки ей стало лучше.

отъезд из Осташкова императора Александра I

Отъезд из Осташкова императора Александра I

На другой день в 9 часов утра Государь отправился в Тверь, выразив К.А. Савину благоволение за его распоряжения в городе.

В рукописи священника Прусовецкого упоминается о происшедшем в 1821 году в Осташковском уезде неурожае и о последовавшем за тем голоде. Северо-западный холодный ветер, дувший, по словам Прусовецкого, большую часть лета и обильные дожди не дали хлебу вызреть. Крестьяне жали рожь недозрелую. Цены на рожь и яровое возвысились: куль ржаной муки продавался до 25-30 рублей ассигнациями, четверть ячменя по 18 руб., овса но 8 руб. Открылись в народе болезни от недозрелого хлеба и голод от дороговизны его. Толпы нищих бродили по городу. Хлеба, хранившегося в Осташковском запасном магазине, едва хватало для бедного населения самого города. Но к чести города нужно сказать, что милостыню подавали беднякам во всех купеческих домах. Особенно заявили себя щедрою благотворительностью в это время дома И.Я. Линина, Ф.И. Мосягина и К.А. Савина. Милостыню давали и деньгами и хлебом; в доме же Савина многие нищие находили себе и квартиру.

1830 году Осташков посетила холера. 26 сентября 1830 Тверской губернатор Обрезков прислал в Осташков правила, как охранять население города от распространения этой губительной болезни. На основании этих правил, 4 октября учрежден был в городе, под начальством генерала Ширмана, холерный комитет. Холерный комитет установил на другой же день карантин для наблюдения, чтобы никто из места, зараженного болезнью, не проникал в город без предварительной окурки. По распоряжению Думы, устроено было из граждан оцепление: город разделен был на 4 части, в каждую часть выбраны по два комиссара и к ним по нескольку помощников, называвшихся сотниками и десятниками. Полный комплект их состоял из 191 человека . Десятники ежедневно и вечером ходили по отведенным пм участкам и наведывались о здоровье жителей в каждом доме. В том доме, где был больной, ночью вывешивался фонарь, или ставилась на окно зажженная свеча. Каждый день осмотрщики доносили о числе заболевших на их участках сотникам, сотники – комиссарам, а комиссары – генералу. Комитет наблюдал за исполнением обязанностей прислужниками; в противном случае виновные подвергались военному двадцатичетырехчасовому суду . В помощь карантину учреждены были в разных местах кордоны (в самом городе – на пристани, вне города – деревнях Емше и Верхних Рудинах). На содержание карантина, кордонов, медицинских чиновников, больниц, больничной прислуги потребовались значительные расходы от города. Все это не могло не казаться для города тяжелым бременем. Городской голова Мосягин с своими товарищами по Думе, в конце октября 1830 года, просил ходатайства губернатора об облегчении новой натуральной повинности города. Просьба не была уважена. Тогда городское общество с представителем своим Мосягиным просило уже Государя об избавлении города от тяжелого положения, в которое поставили его карантин и кордоны. Просьба эта имела успех. Новый начальник Осташковского холерного комитета генерал Чеодаев обнадежил Думу, что все вообще должности, отправляемые до настоящего времени по карантину и кордонам, в скором времени будут возложены на воинскую команду. Наконец 21 января 1831 года Дума была извещена, что, по воле императора, карантины по Новгородской и Тверской губерниям совершенно прекращаются. 8 июля 1831 года жители города приносили за избавление их от страшной болезни благодарение Богу с освящением воды и крестным ходом вокруг всего города. За все время существования в городе карантинов и кордонов израсходовано 3279 рублей 56 коп. ассигнациями. Деньги эти, впрочем, вследствие ходатайства городского общества, впоследствии возвращены были Думе.

Но холера продолжала еще действовать в губернии, и предохранительные от нее меры в Осташкове еще требовались. Карантин и кордоны, правда, не возобновлялись более, но взамен их в городе учрежден был Комитет, состоявший из представителей местных сословий и при них 4 попечителей из дворян. Председателем Комитета был предводитель дворянства, Осташковcкий помещик Ельчанинов. Учреждение Комитета причинило городу новые значительные затраты. Раз из новооткрытого Комитета поступило в Думу требование отвести для него и для холерной больницы помещения. Помещения были отведены 14 июля. 16 июля в Думе было собрание граждан, на котором голова Мосягин предложил, по примеру прежних комисаров, выбрать к 4 попечителям из дворян 8 помощников и столько же служителей. Тяжести прежнего Комитета были еще в свежей памяти у граждан, а потому многие не могли благодушно отнестись к учреждению нового холерного комитета. Из собравшейся толпы послышались голоса: «не нужен нам комитет, в Осташкове нет холеры!» Комитет, узнав о происходивших в собрании пререканиях и опасаясь их вредного воздействия, донес об этом Тверскому губернатору; губернатор предложил голове Мосягину принять благоразумные меры против волнений в городе. В августе того же года стали приходить в Осташков рабочие из Петербурга. Они рассказывали о происходивших в С. Петербурге и в Старой Руссе смятениях народа, порожденных толками, будто народ мрет от отравления ядом вина, воды и лекарств. Рассказам этим верили жители Осташкова. Сам голова Мосягин сделал на крышке домашней водовозной бочки запор, и вода привозилась к нему с озера непременно под запором. Более простые и неосторожные из граждан позволяли себе повторять рассказы, слышанные от рабочих в дружеских беседах. Хотя в этих рассказах не было и тени какого-либо подстрекательства к возмущению, комитету они показались опасными; он боялся чтобы и в Осташкове не произошли такие же волнения народные, как в Старой Руссе. Какие-то личные неудовольствия между Головой и председателем комитета еще более усилили опасения комитета относительно спокойствия в городе. Мосягин, хорошо понимая довольно опасное настроение умов граждан, принимал меры к успокоению их; он первый подал пример покорности комитету, приказав, между прочим, снять запор со своей водовозной бочки. Но опасения комитета не уменьшались: Председатель Ельчанинов боялся без провожатого показываться ночью на улице. Комитет донес Губернатору, что между гражданами Осташкова коренится мнение, будто их отравляют ядом, что мнение это распространено рабочими, пришедшими из С.-Петербурга, и что народ толпами ходит улицам, утверждая об отраве, а голова Мосягин не принимает никаких мер к прекращению смятения. Губернатор предложил голове выслать из города рабочих, проповедовавших нелепые бредни, и вместе с тем предписал произвести исследование об этих беспорядках. Хотя но следствию многие пункты доноса на голову и на некоторых граждан не подтвердились, тем не менее следователи обвинили их в непокорности распоряжениям Комитета, в утайке бывшего будто бы в городе волнения. Голову и некоторых граждан предали суду Уголовной Палаты, которая также признала их виновными и представила это дело на рассмотрение Министра Юстиции. Опасались очень неприятных последствий для подсудимых; но ходатайство, говорят, тогдашнего С.-Петербургского митрополита Серафима, сохранившего добрые воспоминания об Осташкове во время управления им Тверской епархией (1815-1818), спасло их от осуждения. Процесс кончился тем, что Сенат не нашел в деле достаточных причин к обвинению головы и других соприкосновенных лиц; пришло извещение, что «Мосягин и другие лица от суда и взыскания учинены свободными».

Холера в Осташкове прекратилась, и 13 октября 1831 года Комитет был закрыт. Умерших от холеры 1831 г. в Осташкове было 28 человек, в том числе 10 женщин. В 1848 году Осташков еще раз пострадал от холеры, погубившей 416 человек, в том числе 177 мужчин и 239 женщин.

Ваш отзыв

Обсуждение закрыто.