Промышленность и торговля, нравы и обычаи Осташкова в конце XVIII века.

 ( Историко-статистическое описание города Осташкова; автор - В. И. Покровский; издано в Твери в 1880 году Типографией Губернской Земской Управы)

Размеры города Осташкова в конце XVIII века. – Число домов, церквей и прочих общественных зданий. – Административные учреждения. – Учебные в благотворительные заведения. – Ремесла и промыслы. – Торговое сословие и его коммерческие обороты. – Состав тогдашнего населения города Осташкова. – Улучшения во внешней обстановке быта горожан. – Нравы, верность старинным обычаям. – Усердие жителей Осташкова к религии, религиозным обрядам и церковным процессиям, уважение к духовенству и монашеству. – Благотворительность жителей Осташкова – Успехи народного образования в городе. – Городское самоуправление. – Столкновения органов городского самоуправления с губернской администрацией.

Осташков - Городская управа

Осташков - Городская управа

О размерах города Осташкова в половине последней четверти XVIII века и об экономическом его состоянии имеются следующая сведения :

В 1784 году город Осташков занимал в длину 2 версты 100 сажен, в ширину 1 версту 430 сажен, а в самом узком месте 430 сажен. в окружности 8 верст 100 сажен.

Нo не вся эта площадь земли была занята постройками. Домов было 890, в том числе каменных 3, деревянных на каменном фундаменте 159, старых, не по плану еще построенных – каменных 10, деревянных 718.

Церквей приходских было три: Соборная, Воскресенская, Преображенская. Кроме того, в черту города попал Знаменский девичий монастырь, построенный еще в 1677 году.

Из общественных зданий были: Городовой Магистрат, Словесный Суд, 99 лавок, 9 питейных домов, 76 кузниц, (из них одна каменная), 1 ветряная мельница.

Из административных и судебных учреждений существовали: 1) Уездный Суд, 2) Дворянская Опека, 3) Городовой Магистрат, 4) Городовой Сиротский Суд, 5) Словесный Суд, 6) Полиция под управлением Городничего, 7) Уездный Казначей с казною, 8) Нижний Земский Суд, 9) Духовное Управление. (1984 г.)

Из учебных заведений: 1) училище гражданское (городское), 2) духовное училище.

Из благотворительных заведений: воспитательный дом и богадельня.

Роды ремесел и промыслов между жителями Осташкова распределялись такпм образом: кузнецов было 80, у них ежегодно в торгу обращалось 15600 рублей; делали сети рыболовные и невода 286 семейств и у них капитала в обороте было 10950 рублей; сапожников было 240, лодочных мастеров – 22, столяров и резчиков – 30, живописцев – 42, каменщиков и печников – 30, портных и шапочников – 10, оконничников – 8, плотников – 7, красильщиков и набойщиков – 6, золотарей – 8, золотошвей – 4, овчинников – 4, медников – 4, оловяничников – 3, колокольных мастеров – 2, сбитенщиков – 4, хлебников – 28. А всего с находящимися в приказчиках и сидельцах 985 семейств, у которых обращалось ежегодно капитала 87878 рублей, что составит, при переводе на нынешние цены денег и товаров, до 307573 рублей.

Сверх того, в Осташкове находилось в описываемое время 38 семейств заводчпков, у которых было 3 завода красной и черной юфти, 20 кожевенных и 6 сыромятных заводов. Остальные городские жители, в количестве 667 душ, пропитание получали от разных черных работ, главным образом от рыболовства.

Купцов и мещан в Осташкове в описываемое время насчитывалось 2748 ревизских душ мужского пола. У них в торгу обращалось 504018 рублей, что по нынешним ценам на товары составило бы 1764168 руб. сереб. В 1782 году Осташковские купцы отправили к Петербургскому порту 108 барок, а в Старицу – 23 штуки мелких судов и полубарок.

Всех жителей в Осташкове в 1783-1784 годах насчитывалось: мужского пола 3078, женского – 3315, всего – 6393; в том числе:

муж. пола

жен. пола

купцов 1741 1722
мещан 1007 1361
экономических крестьян 25 45
крепостных крестьян 49 23
священно-церковно служителей 74 81
воспитанников духовно учебного заведения 79 »
дворян 15 6
приказных людей 18 16
военных 31 26
лиц, не принадлежащих к названным группам 39 35
Итого 3078 3315

Из всех только что приведенных данных видно, что в девятом десятилетии ХVIII в. Осташков был уже значительным городом с весьма развитою промышленностью и торговлей, что промыслами и торговлей занималось громадное большинство жителей города, что произведениями своей промышленности Осташков снабжал не только окрестные но и весьма отдаленные от него местности.

С развитием торговли и промыслов возрастало и благосостояние жителей Осташкова, улучшалась постройка домов, улучшалось внутреннее их убранство. Вместе с этим начинает проявляться некоторая привычка к роскоши. Сохраняя старинный покрой платья, осташи шьют его уже из лучших и более дорогих материй. В пище и напитках заметны некоторые нововведения. За столом у богатых граждан появляются дорогие заморские вина, кофе; с введением самовара более, чем прежде, распространяется потребление чая.

Но более глубоких изменений в нравах и обычаях Осташковских жителей в это время незаметно. Из сохранившихся от конца XVIII века известий и записок современников мы видим, что осташи и в это время в образе жизни держались старинных обычаев, что устройство жизни держалось на прежних порядках. По-прежнему отец семейства старался, чтобы возможно доле семья не делилась, не распадалась, а действовала соединенными силами для общей цели; по-прежнему в семье свято соблюдались безусловная патриархальная власть отца семейства и безусловное повиновение ему всех домочадцев, даже в таких случаях жизни, как выбор жениха или невесты. Как прежде, и в описываемое время осташи отличались необыкновенным усердием к религиозным обрядам, церковным службам, церквям, монастырям. Эта черта характера жителей Осташкова есть одна из самых замечательных. Еще в начале XVII века, при основании близ Осташкова на Столбном острове Нилова монастыря, осташи усердно жертвовали этому монастырю и дворы, и лавки, и амбарные места. В 1673 г. они усердно содействовали основанию близ Осташкова Знаменского женского монастыря, а в 1716 году, несмотря на сильные препятствия, они положили основание на Житенном острове мужскому Житенному монастырю.

В 1717 году, 19 мая, жители Осташкова, узнав о нападении па Нилову пустынь шайки воровских людей, нагнали эту шайку и разбили ее. Чудотворец Нил был (как есть и теперь) наиболее чтимым в Осташкове святым, и в течении всего XVIII века приношения осташей в Нилову пустынь не оскудевали.

Усердие жителей Осташкова к религиозным обрядам выразилось в весьма значительном числе крестных ходов и других церковных церемоний в Осташкове. Крестные ходы совершались во многие праздники, во дни общественных бедствий (напр. поветрий моровых) и в их годовщины, со множеством хоругвей и икон. Неумеренную привязанность осташей к церковным процессиям архиереи вынуждены были впоследствии ограничивать.

К духовным лицам Осташковские жители относились с уважением; особенно архиереев своих они встречали с горячим усердием. Один из очевидцев встречи архиерея в Осташкове, Желтиковский архимандрит, родом малороссиянин, нигде не видывавший ничего подобного, говорит в своих записках: «чудный в Осташкове обычай! всякий силится принять от преосвященного благословение и затем, окруживши его, остановили часа на два. Ребята бегут перед каретою куда ни поедешь. Bсe улицы наполнены зрителями. Или крайне благочестивы, или чрезмерно любопытны» .

Пристань монастыря Нилова Пустынь (в Осташкове)

Пристань монастыря Нилова Пустынь (в Осташкове)

Монашеская жизнь не только почиталась в Осташкове, но многие из осташей стремились сами постричься в Ниловой пустыни или в других монастырях. Считалось душеспасительным, а некоторыми даже необходимым принять пострижение по крайней мере в преклонных летах или на смертном одре. Стремление народа в монастырь было так сильно, что Нилова пустынь с 1675 года стала требовать значительных вкладов за пострижение. Осташковские жители ходатайствовали в 1676 году пред патриархом Иоакимом о дозволении им постригаться у особого игумена, который жил бы близ Осташкова (на месте нынешнего Знаменского монастыря). Но это не было разрешено им, и по прежнему велено принимать пострижение в Ниловой пустыни и за это вносить посильные вклады. Несмотря на это затруднение, число горожан - осташей, принявших пострижение в Ниловой пустыни, было значительно как в конце ХVII, так и в XVIII веке.

Благочестивая настроенность Осташковских жителей выражалась и в их благотворительности. Во дни великих праздников, во дни именин, особенно старших членов семейства, осташи считали долгом подаяние и хлеб-соль в богадельню, воспитательные дома, больницы и тюрьмы. Обычай частной благотворительности был так развит, что в первое время существования богаделен только помещение давалось призреваемым от города, пища же и одежда жертвуемы были частными лицами. Тоже отчасти было в первое время и в больницах.

Дело образования детей значительно подвинулось в конце XVIII века. У осташей исчезает прежнее предубеждение против школ, какое замечалось при основами первого училища, и грамотность начинает быстро распространяться. А грамотность осташам была нужна для их торговых и промышленных занятий.

Городовое положение Екатерины II привилось в Осташкове. Граждане серьезно отнеслись к своим новым обязанностям и правам и старались выбирать наиболее даровитых и достойных людей представителями своих интересов. Но общий государственный строй и развитие общественной жизни были таковы, что идеи, положенные в основу новых законоположений, не всегда находили полное осуществление. Городу дано было самоуправление, но не полное, а ограниченное губернскою администрацией и ее уездными агентами. Отсюда – ряд столкновений города с администрацией, которые повели к подчинению города. Мало-помалу выработался такой порядок, что Городская Дума и Магистрат по хозяйственным вопросам вполне подчинились Губернскому Правлению и Губернатору. В какой мере подобные отношения уже установились в конце XVIII века, можно видеть из следующего случая, рассказанного современником. Около 1793 года в Осташкове растрачена была казенная соль. Заведывание этой солью принадлежало тогда городовому магистрату , а распоряжение – особым государственным чиновникам; но, судя по ходу дела об этой растрате фактически распоряжались всем делом чиновники, а на Магистрате лежали только формальное заведывание и действительная ответственность. Когда о растрате стало известно в губернии, в Осташков отправился производить дознание сам генерал-губернатор Архаров. Собрав на торговой площади всех членов Магистрата, Архаров начал бранить их и обозвал ворами. «Мы не воры, ваше высокопревосходительство!» осмелился возразить один из ратманов, купец Щетинин; мы соли не крали, а только верили приставленным к ней чиновникам». Архаров разгневался, затопал ногами и закричал: «да знаешь ли, что говоришь? вам доверено, вы и отвечайте за все ...» и, указав на стоявший позорный столб, у которого наказывали преступников, добавил: «хочешь ли ты, введу тебя на этот столб?» Щетинин затрясся и упал, a прочие члены тотчас упали на колена и умоляли о прощении. По обозрении города, Архаров отправился по озеру в деревню Сорогу в шлюпке, в сопровождении дворян и граждан. Две лодки шли с провизией и винами. В Сороге собраны были песельники и песельницы – и началось веселье. После угощения начальник смягчился и на прощанье дал слово ходатайствовать перед Правительством за виновных. Ходатайство было уважено, и все дело окончилось для осташей благополучно .

Мало-помалу между местными городскими выборными учреждениями и губернской администрацией выработались безобидные отношения, основанные на некоторых уступках со стороны, города. За уплатою некоторых денежных сумм, в виде ежегодных приношений разным административным (второстепенным) лицам, во всех существенных делах хозяйства и управления, городское общество было самостоятельно и пользовалось самоуправлением.

Ваш отзыв

Обсуждение закрыто.