Болотов В.В.

Болотов В.В.

Болотов В.В.

Василий Васильевич был сыном дьячка Осташковского Троицкого собора Василия Тимофеевича Болотова, который на 45-м году своей жизни, уже будучи вдовцом, снова женился на дочери священника, уроженке села Кравотынь Осташковского уезда М.И.Вишняковой. Мария Ивановна жила с мужем всего несколько месяцев – в ноябре 1853 года он утонул в озере Селигер. После его смерти она вернулась к матери в Кравотынь и здесь через полтора месяца, 31 декабря 1853 года, родился сын, которого в крещении назвали Василием.

Грамоте Василий учился сначала у матери, а потом в сельской школе. Обыкновенным его занятием стало чтение книг, какие только можно было достать дома у матери, у священника, в школе. В 1863 году девятилетним мальчиком Василий Болотов поступил в низший класс Осташковского духовного училища. Он учился по всем предметам отлично, удивляя наставников необыкновенной памятью, знанием священного писания и творений отцов церкви. Серьёзность мальчика обратила на себя внимание многих его учителей, в том числе известного впоследствии археолога В.П.Успенского, который в разговоре со своими учениками однажды сказал: «Я знаю только одного искренно любящего ученье и преданного ему – это Василий Болотов».

Весь шестилетний курс в училище он проживал в одной сырой, тесной, убогой комнате в доме вдовы соборного дьячка близ Синицыной площади. Рядом с квартирой В.Болотова в наёмном доме помещалась еврейская молельня. Здесь будущий профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии в первый раз познакомился с еврейским книжным языком и выучился на нём читать.

Пятнадцати лет Василий окончил учение в Осташковском духовном училище и получил свидетельство, в котором значилось, что он, Болотов, «поступив в училище в 1863 году, обучался в оном, при способностях отлично хороших, прилежании отлично ревностном и поведении отлично хорошем» всем предметам, проходимым в училище, «отлично хорошо», кроме церковного пения, по которому обучался «весьма хорошо». С этим свидетельством в сентябре 1869 года он поступил в Тверскую духовную семинарию и, как сирота, был принят на казённое содержание в тогдашнюю не совсем чистую и опрятную бурсу – семинарское общежитие.

В семинарии Болотов уже свободно читал латинские и греческие книги. Немецкий язык – первый из новых, который он основательно здесь изучил. Самостоятельно выучил французский язык и получил отметку в аттестате. В один из последних годов обучения он начал изучение и английского языка. В семинарии Василий Болотов приступил к изучению некоторых восточных языков. В знании же еврейского он так продвинулся вперёд, что пользовался им уже на 4-м году обучения в Тверской семинарии.

Решение поступить в Санкт-Петербургскую Духовную Академию по окончании семинарии было принято им вопреки советам некоторых товарищей поступать в какой-либо из университетов. Вообще, в Академии, как и в семинарии, жизнь В.В.Болотова всецело была посвящена лишь одной науке. Из Академии он почти не выходил. Вне её стен его можно было встретить только спешащим в Императорскую публичную библиотеку.

Лекции по истории Болотова В.В.

Лекции по истории Древней Церкви Болотова В.В.

Спустя всего несколько месяцев по окончании курса Духовной Академии, 28 октября 1879 года состоялась публичная защита В.В.Болотовым его магистерской диссертации «Учение Оригена о Святой Троице», которая стала, по словам профессора П.Н.Жуковича, «истинным праздником избранника науки, не имевшим уже себе подобных в последующей академической жизни». 12 декабря того же года Василий Васильевич вступил в отправление обязанностей профессора Академии.

Как писал в «Церковном вестнике» его коллега по Академии профессор П.Н.Жукович, «его работы по истории древнехристианских коптской, эфиопской и сирийской церквей возбуждали живой и глубокий интерес среди специалистов всех стран». Имя В.Болотова стало известно во всех центрах европейской церковно-исторической науки, хотя он, можно сказать, принимал меры против роста своей учёной славы. Б.Мелиоранский, автор статьи «Церковная история» в Энциклопедическом словаре Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона, отмечает, что «проф. В.В.Болотов, один из первых знатоков церковной истории не только в России, но и в Европе («учение Оригена о Святой Троице» и множество важных журнальных статей)».

Деятельность Василия Васильевича не ограничивалась одной академической работой, одним кабинетным специально учёным трудом. К его эрудиции, к его научно-исторической чуткости прибегали и его талантом пользовались и наша высшая церковная власть и отчасти светское правительство. Указом Святейшего Синода от 15 декабря 1892 года В.В.Болотов был назначен делопроизводителем в комиссию для предварительного выяснения условий и требований, какие могли бы быть положены в основу переговоров о соединении старокатоликов с православною русскою церковью.

Затем Василий Васильевич был призван высшей церковною властью принять самое близкое участие в состоявшемся 25 марта 1898 года присоединении к православной церкви сирохалдейских несториан. Нужно было выяснить, на каких условиях и каким церковным чином должно совершиться каноническое воссоединение их с православною церковию, а также перевести на язык присоединяемых необходимые вероисповедные формулы. В последний год своей жизни В.В.Болотов был назначен Святейшим Синодом делегатом от духовного ведомства в особую, образованную при астрономическом обществе, комиссию по вопросу о согласовании нашего старого стиля с новым, принятым в Западной Европе.

Один из участников этой комиссии так описывал своё впечатление от выступления Василия Васильевича на одном из её заседаний: «Я уже не спускал глаз с жёлтого лица профессора, которое совершенно преобразилось научным вдохновением. Блестящая лекция – импровизация продолжалась с неослабным интересом. Точно огромный известный словарь Ларусса раскрылся и заговорил человеческим голосом. Слушатели были ошеломлены. Едва верилось, что человеческая память в состоянии сохранить такую массу учёности и выложить её при первом требовании с кристаллическою ясностью».

Увлекался В.В.Болотов и астрономическими открытиями. Прекрасно знал он жизнь европейских народов и часто многое рассказывал из неё. В совершенстве изучил отечественную историю и археологию, вёл переписку по вопросам местной археологии со своим наставником по Осташковскому духовному училищу, членом Тверской учёной архивной комиссии В.П.Успенским. Вероятно, не без влияния Владимира Петровича Василием Васильевичем была написана статья о его «малой родине», «Заметки о селе Кравотыни», опубликованная уже после смерти автора.

Будучи учеником Тверской семинарии и студентом Санкт-Петербургской Духовной Академии, В.В.Болотов, по неимению средств, не часто ездил на каникулы. Когда же стал профессором Академии, то приезжал в Кравотынь почти каждое лето. Здесь он вместе с матерью Марией Ивановной бывал на каждом богослужении в своём сельском храме – Введенской церкви. Ежегодно он участвовал в процессии крестного хода, совершавшегося 12 июля (по старому стилю – А.В.) из Введенской церкви в часовню Троеручицы, находившуюся на полпути в Нилову пустынь.

Перед отъездом на службу в Академию Василий Васильевич ходил с Марией Ивановной для поклонения мощам преподобного Нила Столобенского в Нилову пустынь. Несмотря на продолжительность богослужения, он выстаивал всю литургию и выслушивал молебен преподобному Нилу, после чего заходил к настоятелю монастыря архимандриту Арсению для получения благословления и для беседы.

Могила Болотова В.В.

Могила Болотова В.В.

Смерть матери, похороненной рядом с Введенской церковью, ускорила течение его собственной болезни. Пережив Марию Ивановну меньше чем на год, Василий Васильевич Болотов скончался после тяжёлой болезни на 47 году жизни 5 апреля 1900 года (по старому стилю) в Санкт-Петербурге. Своё соболезнование по поводу этой тяжёлой утраты выразил Санкт-Петербургской Духовной Академии император Николай II, которому были известны научные труды выдающегося церковного историка и учёного.

И в наше время работы замечательного уроженца Селигерского края не утратили своей значимости. В 1994 году издательством Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального монастыря были переизданы его «Лекции по истории древней церкви». В том же году в петербургском издательстве «Борей» вышел сборник документов по истории Русской православной Церкви «Сосуд избранный», содержащий материалы о нём.

Ваш отзыв

Обсуждение закрыто.